[Всего голосов: 12    Средний: 4.1/5]

Знак зеро

  • Ниро Вульф, #35

    Знак зеро

    1

     Все началось со странного стечения обстоятельств. Ну взять хотя бы тот факт, что именно в то утро мне понадобилось сходить в банк — оприходовать пару чеков. Сложись мои планы иначе, и я мог бы вообще не оказаться в тех краях.

     Но судьбе было угодно, чтобы я оказался. Погода в то утро выдалась как по заказу. Наслаждаясь ярким солнцем и свежим ветерком, я свернул с Лексингтон-авеню на Ист 37-ю стрит и, пройдя еще сорок шагов, увидел пятиэтажное здание из желтого кирпича, чистенькое и аккуратное, по обе стороны от входа в которое стояли кадки с декоративными растениями. Я вошел. В холле, размером не больше моей спальни, — пестрый ковер на полу, камин без огня, те же растения в кадках и привратник в униформе, который немедленно ощупал меня подозрительным взглядом.

     И когда я уже открыл рот, чтобы дать ему отпор, — тут-то, собственно говоря, все и началось. Не успел появившийся с улицы верзила в темно-синем пальто и фетровой шляпе, просквозив мимо меня, направиться к лифту, как двери лифта отворились, и оттуда вышла девушка. Итак, в этом карликовом холле нас стало четверо — почти толпа.

     — Моя фамилия Гудвин, — обратился я к привратнику. — Мне необходимо повидать Лео Хеллера.

     Выражение его лица изменилось. Пристально глядя на меня, он прохрипел:

     — А не тот ли вы Арчи Гудвин, который работает у Ниро Вулфа?

     Готовая уже выйти на улицу девушка остановилась как вкопанная у самого порога и оглянулась. Верзила высунул голову из лифта, не дав дверям закрыться.

     Привратник тем временем продолжал:

     — Я видел вашу фотографию в газете. Скажите, вы можете добыть для меня автограф Ниро Вулфа?

     Нет, этот человек определенно не понимал, чей автограф ему следовало просить. Впрочем, я не эгоист.

     Верзила, стоявший в автоматическом лифте, наконец позволил дверям закрыться. Но девушка по-прежнему не двигалась с места, и мне не хотелось ее разочаровывать, утверждая, будто я — это не я, что оказалось бы неизбежным, выполняй я в тот момент для Вулфа какое-либо секретное поручение.

     Однако давайте на минуту оставим девушку стоять там, где она стоит, и я все же объясню, что привело меня в то утро в дом Лео Хеллера.

     А привело меня туда, главным образом, элементарное любопытство. Дело в том, что накануне, часов в пять пополудни в офисе Ниро Вулфа раздался телефонный звонок. Поговорив и повесив трубку, я отправился на кухню выпить воды и сообщил Фрицу, что собираюсь наверх немного поскандалить.

     — Слушай, может, не стоит портить ему настроение? — запротестовал Фриц, который был в этот момент занят процедурой снятия мяса со свиной головы для блюда под названием fromage de cochon[1]. Но глаза его заблестели. Он прекрасно понимал, что без моих так называемых «скандалов» уже давно бы настал день, когда на нашем банковском счету не оказалось ни единого цента. В том числе и для выплаты ему жалованья.

     Минуя этаж, где находились спальни, я поднялся по лестнице на три пролета вверх — на крышу. Здесь было царство десяти тысяч орхидей, покрытых десятью тысячами квадратных футов окантованного в алюминий стекла. Стеллажи занимали три комнаты, и прежде, попадая сюда, я замирал на пороге — от изобилия красок буквально захватывало дух. Это великолепие и сейчас не оставляло меня равнодушным, поэтому я двигался, стараясь глядеть прямо перед собой, чтобы не расплескать боевого задора.

     Впрочем, все оказалось напрасно. Я застал Вулфа в подсобке с саженцем одонтоглоссума в руках, который он рассматривал с налитыми яростью глазами. Рядом стоял Теодор Хорстман, садовник. Его губы были плотно сжаты.

     Когда я приблизился, Вулф перевел на меня разгневанный взгляд и с ненавистью выдавил:

     — Трипсы![2]

     Я уже понял, что подвернулся под руку далеко не в самое лучшее время, но отступать было некуда, и я подошел ближе.

     — Чего тебе? — прохрипел он.

     — Понимаю, сейчас не самый подходящий момент, но я обещал мистеру Хеллеру, что поговорю с вами, — вежливо, но твердо начал я. — Он звонил…

     — Это мы обсудим позднее. У тебя все?

     — Но я должен сообщить ему ответ. Речь идет о том самом Лео Хеллере, который творит чудеса при помощи теории вероятностей. Он сказал, что расчеты указывают на причастность одного из его клиентов к серьезному преступлению. Пока это лишь подозрение, и он не хочет ни о чем заявлять в полицию, не будучи окончательно уверенным в своей правоте. Он просит нас провести расследование. Может, мне съездить туда и разузнать подробнее, что за работа? Вдруг наклевывается выгодное дельце? Это недалеко, на Ист З6-й стрит. Хеллер не стал бы беспокоить нас из-за…

     — Нет! — рявкнул он.

     — Между прочим, мои барабанные перепонки не застрахованы. Что «нет»?

     — Убирайся! — он замахнулся на меня побитым трипсами саженцем. — Никогда! Никогда и ни на каких условиях я не стану работать на этого человека! Ни за какие блага на свете! Убирайся!

     Я повернулся и быстро, но с достоинством удалился. Попытайся он запустить в меня саженцем, я бы, конечно, пригнулся, и тогда достаточно тяжелый горшок угодил прямо в гущу цветущих калантесов. Боже, что бы тогда началось!

     В кабинет я спускался с улыбкой. Реакция Вулфа на мои слова оказалась именно такой, как я ожидал. Что касается трипсов, то они лишь подлили масла в огонь. Имя Лео Хеллера окружал ореол славы, статьи о нем часто появлялись в журналах и воскресных газетах. В свою бытность профессором математики в колледже Андерхилл, он начал, просто ради забавы, применять мудреные формулы теории вероятностей к различным явлениям — от результатов бейсбольных матчей и скачек до видов на урожай и результатов президентских выборов. Однажды, просматривая свои выкладки за последние несколько лет, он был приято удивлен, обнаружив, что предсказал верный результат в 86,3 случаях из 100. Он написал об этом статью, и вскоре на него посыпались самые различные заказы от самых различных людей. Нередко ему удавалось угодить клиентам. Как-то раз он указал женщине из Йонкерса, где искать потерянные ею тридцать одну тысячу долларов. Та нашла их, следуя его инструкциям, и заплатила Хеллеру две тысячи гонорара. С этого момента он решил оставить преподавание и целиком посвятить себя новой специальности — применению теории вероятностей к решению человеческих проблем.

     С тех пор минуло три года. Дела Хеллера уверенно шли в гору. Поговаривали, что сумма его дохода выражалась шестизначной цифрой; что он возвращал без ответа всю корреспонденцию, принимая только тех, с кем условился о встрече лично; и что на свете уже не осталось ничего, что он не попытался бы предсказать с помощью своих формул. Конечно, он просто отнимал хлеб у прорицателей и гадалок, но полиция и окружной прокурор закрывали на это глаза, справедливо рассуждая, что у него как-никак было высшее образование, в то время как в одном Нью-Йорке орудовала по меньшей мере тысяча гадалок даже без среднего.

     Никто не знал, по-прежнему ли Хеллер выбивал 86,3 очков из 100, но в том, что он не шарлатан, я имел случай убедиться лично. Семь недель назад президент одной крупной корпорации нанял Вулфа выяснить, кто из его сотрудников продает секреты конкурентам. Я в то время занимался другим расследованием, и Вулф поручил сбор информации Орри Кэтеру. Орри проделал большую и кропотливую работу, но клиент оказался весьма нетерпеливым, и с первыми же добытыми нами сведениями побежал к Лео Хеллеру. Тот поколдовал над своими формулами и выдал ответ — назвал имя одного из вице-президентов корпорации, который тут же во всем признался. Поскольку подавляющая часть использованных Хеллером исходных данных была собрана Орри Кэтером, клиент с готовностью согласился оплатить наш счет, но Вулф был так обижен, что велел мне никакого счета не посылать. Впрочем, это указание я спокойно проигнорировал, ибо был абсолютно уверен, что Вулф сам о нем пожалеет, когда немного остынет. Мне также было ясно по некоторым брошенным им фразам, что он до сих пор имел зуб на Лео Хеллера, и поэтому, даже если бы в радиусе мили от Тридцать Пятой улицы не оказалось ни единого трипса, о выполнении для него какой-либо работы не стоило и заикаться.

     Спустившись в офис, я позвонил Хеллеру и сообщил о полнейшем фиаско.

     — Он очень ранимый, — пояснил я. — Ваше предложение он воспринял как личное оскорбление, ведь он величайший сыщик из всех, какие когда-либо жили на свете, и… Кстати, вам это известно?

     — Да, я готов это констатировать, — согласился Хеллер слабым, срывающимся на писк голосом. — Но чем я его обидел?

     — Вы хотели нанять Ниро Вулфа — хотя крутиться, конечно, пришлось бы мне — для сбора фактов, на основе которых собирались судить о виновности своего клиента. С таким же успехом вы могли попытаться нанять Стена Мьюзила[3] на роль мальчика для подноски бит. Мистер Вулф не продает сырье для чужих решений. Он сам продает решения.

     — Я охотно заплачу ему за решение. Наличными, любую сумму в пределах разумного. Меня серьезно тревожит этот клиент и вся создавшаяся ситуация. А данных, которыми я располагаю, недостаточно. Я был бы чрезвычайно рад получить от мистера Вулфа ответ на волнующий меня вопрос, а также…

     — А также, — перебил я, — предоставить ему право решать, извещать ли полицию в случае, если ваш клиент, как вы подозреваете, окажется замешанным в серьезном преступлении.

     — Конечно. — Хеллер был сама любезность. — Я не хочу и не собираюсь покрывать преступника. Совсем наоборот.

     — О'кей. Будем считать, что мы договорились. Сегодня к Вулфу подходить бесполезно — ничего хорошего из этого все равно не получится. Он пребывает в расстроенных чувствах. Завтра утром я собирался зайти в наш банк, оприходовать несколько чеков. Это на Лексингтон-авеню, неподалеку от вас, и я мог бы потом заглянуть к вам, чтобы оценить ситуацию в общих чертах. Мною движет исключительно любопытство. Очень уж хочется посмотреть, что вы собой представляете. У меня есть на сей счет свои предположения, но нет достаточных данных, чтобы проверить их теорией вероятностей. Если честно, я сомневаюсь, что Вулф возьмется за это дело, но деньги есть деньги, и я постараюсь его уговорить. Итак, могу я прийти?

     — Во сколько?

     — Скажем, в четверть одиннадцатого.

     — Хорошо. Мои рабочий день начинается в одиннадцать. Поднимитесь на лифте на пятый этаж. Там увидите указатель направо, в приемную. Не обращая на него внимания, сверните налево и идите к двери в конце коридора. Нажмите звонок, и я вас впущу. Если явитесь вовремя, в нашем распоряжении окажется больше получаса.

     — Я всегда прихожу вовремя.

     А в это утро пришел даже раньше. Часы показывали пять минут одиннадцатого, когда я переступил порог холла на 37-й стрит и назвал привратнику свое имя.

  • Комментарии




    Поделитесь ссылкой